facebook  ВКонтакте  twitter
Журнал выходит ежемесячно. Основан в 2018 г.   МОИ ЗАКЛАДКИ
» » Сергей Баталов. В ПОИСКАХ ПРОШЛОГО…

Сергей Баталов. В ПОИСКАХ ПРОШЛОГО…


(О книге - Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений «Они ушли. Они остались». Т.II. М.: ЛитГОСТ, 2019)


Данное издание представляет второй том литературной антологии «Уйти. Остаться. Жить», посвященный поэтам, ушедшим из жизни в возрасте до сорока лет. Первый том, вышедший в 2016 году, был посвящен поэтам, погибшим в 90-е и 2000-е, в новом томе речь идет о поэтах, живших и ушедших от нас в 70-е и 80-е.

Таких поэтов было много, поэтому второй том фактически представляет собой сразу два тома, формально обозначенных как две части второго тома. Вызвано это еще и тем, что, в отличие от большинства поэтических антологий, антология «Уйти. Остаться. Жить» содержит не только стихи, но и развернутые эссе о творчестве большинства из представленных поэтов.

Среди этих поэтов, представленных во 2 томе, есть как известные имена: Леонид Аронзон, Николай Рубцов, Геннадий Шпаликов, Александр Башлачев, так и имена поэтов, не ставших известными широкой публике, как, например, ушедшего четырнадцатилетним Игоря Поглазова или девятнадцатилетнего Владимира Полетаева.

Среди авторов эссе также присутствует множество имен, хорошо известных любителям современной поэзии - критики, литературоведы, поэты, в частности, Марина Кудимова, Станислав Куняев, Дмитрий Быков, Валерий Шубинский, Ольга Балла, Михаил Айзенберг. Открывает новый том предисловие Марины Кудимовой и хроника пятых литературных чтениях «Они ушли. Они остались» Екатерины Ливи-Монастырской. Чтения проводятся с 2012 года, посвящены той же задаче, что и антология, но затрагивают гораздо более широкий круг имен. Проведенные в 2017 году пятые чтения были посвящены как раз поэтам, ушедшим в 80-е.

Все перечисленное, включая сложную структуру книги, ее объем, количество представленных и просто упомянутых имен отражает благородное стремление составителей «объять необъятное»: охватить наибольшее число имен поэтов, ушедших в указанные годы, не потеряв «в качестве» - в объеме представленного творчества и в глубине разговора о нем.

При этом есть основания полагать, что антология задумывалась еще и как серьезное высказывание в разговоре о поэзии 70-х и 80-х годов в целом. Так, в антологии отразился возросший интерес к авангарду 70-х, который не был востребован ни в ту эпоху, - будучи непроходным по идеологическим и эстетическим причинам - ни позднее, будучи вытесненным на обочину общественного внимания потоком «возвращенной» литературы.  

Это хорошо видно по открывающим антологию статьям о Леониде Аронзоне, поэте, которого как еще при его жизни, так и сейчас многие считают соперником Бродского. В настоящее время интерес к его стихам очень вырос. При этом осмысление поэзии Аронзона, похоже, только началось, что заметно по помещенным в антологию эссе: Так, Илья Кукулин отмечает родство его поэтики с «европейско-американской» контркультурой 60-х годов, а Валерий Шубинский, напротив, находит в них восточную созерцательность и лексику русской романтической поэзии 18 века.

На самом деле, отношение ко многим ключевым фигурам литературы 70-х - 80-х годов до сих пор является дискуссионным, и следы этих дискуссий видны во многих эссе антологии. В частности, Светлана Михеева спорит со сложившимся сусальным образом Николая Рубцова как «поэта-патриота», а Лев Наумов и Ольга Балла доказывают, что Александр Башлачов является в первую очередь именно большим поэтом, что до сих пор неизменно приходится отстаивать в отношении любой значимой фигуры «песенной» поэзии.  

Эссе, посвященные менее известным поэтам, естественным образом носят более биографический характер. Многие эссеисты пишут о своих героях очень эмоционально, некоторые были знакомы с ними, а кому-то пришлось провести целое расследование, чтобы разыскать хоть какие-нибудь сведения о практически позабытых людях. В результате вышло очень печальное чтение о том, как убивала поэтов в прямом и переносном смысле окружающая их действительность, невозможность выхода к читателю, непризнание государством и обществом в качестве поэтов. Чтение поэтов, которые так или иначе встраивались в существующие структуры, пожалуй, по-своему не менее печально, так как видно, как приходилось им наступать на горло собственной песне, подстраиваясь под жесткие требования официальной литературы, в результате чего живые поэтические строки почти теряются среди свойственных тому временя банальностей.

Тем не менее, в отношении каждого из представленных в антологии поэтов следует признать, что он обладал поэтическим даром, а многие имена станут подлинными открытиями для неравнодушного читателя, как для автора данной рецензии открытием стала поэзия Владимира Полетаева. И это - результат той огромной работы, которую провели составители по отбору авторов и их стихов, по урегулированию юридических вопросов с правообладателями, по привлечению к работе над антологией целой когорты ведущих эссеистов. Книга прекрасно издана на очень высоком полиграфическом и дизайнерском уровне, так что оформление вполне соответствует содержанию.

Результатом этой работы стало то, что перед нами предстала эпоха русской поэзии 70-х и 80-х годов. Отчасти - давно уже мифологизированная, большей же частью - совершенно неизвестная. Со свойственным ей романтизмом, непривычным для нас пафосом прямого высказывания, любовью к Маяковскому, многообразием творческих исканий и сложными нравственными вопросами. Эпоха молодости наших родителей. Эпоха, чуть смущающая своей честностью и некоторой наивностью несколько, скажем честно, толстокожих и умудренных опытом нас.

Разговор об этой эпохе назрел, еще и потому, что в новом поколении поэтов и прозаиков мы все чаще видим ее черты. И антология может помочь нам разглядеть не только прошедшую эпоху, но и свою.
Но это еще и напоминание - о хрупкости носителей этого странного дара в любой стране и в любое время. И если это напоминание будет услышано, значит, антология вышла не напрасно.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
751
Опубликовано 27 фев 2019

ВХОД НА САЙТ