facebook  ВКонтакте  twitter
Журнал выходит ежемесячно. Основан в 2018 г.   МОИ ЗАКЛАДКИ
№5/май/2019 г.
» » Елена Сафронова. РОМАНА ДОСТОИН

Елена Сафронова. РОМАНА ДОСТОИН


(О книге: Сергей Дягилев / Олег Брезгин. – М.: Молодая гвардия, 2016. – 639 [1] с.: ил. – (Жизнь замечательных людей: сер.биогр.; вып. 1597)

 
Под грифом книжной серии «Жизнь замечательных людей» выходят книги двух видов: биографические либо художественно-биографические. Подсчитать количество тех и других на сегодняшний день уже вряд ли возможно; говорить о доминанте какого-то одного жанра в рамках серии – тоже. Ведь строгих форматных требований серия не предъявляет. Авторы сами выбирают, какого способа изложения им придерживаться –сугубо документального, скрупулёзно «подпёртого» источниками, предпочитающего информативность интересности, или же романизированного, не чурающегося художественных приёмов.
 
Книга «Сергей Дягилев» серии ЖЗЛ, безусловно, относится к первому типу. Её автор Олег Петрович Брезгин – искусствовед, научный консультант Пермского культурного фонда «Дом Дягилева», многие годы отдавший изучению жизни и творчества знаменитого импресарио. «Предтечей» этой работы была для Брезгина книга «Персона Дягилева в художественной культуре России, Западной Европы и Америки» и около 70 статей о нём же. В 2009 году Брезгин участвовал в создании каталога международной Дягилевской выставки к столетию Русских балетных сезонов. Брезгин досконально знает жизнь и творчество Дягилева, а так как является его земляком, знаком и с историей рода, с местными обстоятельствами семьи, оставившей столь яркий след в русской и мировой культуре.

Знаниями Брезгин планомерно делится с читателями. Манеру повествования он выбрал самую сухую, безыскусную, но и информативную – следует за периодами жизни Дягилева. Таковые он прослеживает географически-хроникально: «Часть первая. Селищи. Санкт-Петербург. Пермь. 1872 – 1890», «Часть вторая. Санкт-Петербург. 1890-1900», «Часть третья. Санкт-Петербург. Париж. 1901 – 1908», «Часть четвёртая. В Европе и Америке. 1909 – 1916», «Часть пятая. Рим. Париж. Мадрид. Лондон. Монте-Карло. Берлин… «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений». 1917 – 1929». При этом повествование «заглядывает» за границы жизни героя, описывая историю знакомства его родителей – Павла Дягилева и Евгении Евреиновой; их любовь была неподдельной, но юная жена умерла вскоре после родов.

Продолжается книга и после кончины Дягилева «от фурункула»: автор описывает его похороны и установку надгробия, заглядывает в будущее труппы «Русские балеты», распавшейся почти мгновенно после ухода импресарио из жизни, и отдельных ее представителей – в особенности Лифаря и Кохно, двух последних фаворитов Дягилева. Занимает Брезгина и реакция России (которую Сергей Павлович не видел с 1914 года, когда в первые дни войны приехал хоронить отца – дальше Первая мировая и Октябрьская революция не дали ему вернуться на родину) на смерть выдающегося культуртрегера. «В августе 1929 года ни одна советская газета не откликнулась на кончину Дягилева. Известны только две запоздалые публикации в журналах «Искусство» и «Красная панорама»… Имя Дягилева …появлялось крайне редко на страницах советской прессы». 

Столь же дотошно Брезгин прописывает «возвращение Дягилева в Россию», начавшееся с выставки «Москва – Париж, 1900 – 1930» в ГМИИ им. Пушкина в 1981 году. Дальше были Дягилевские чтения, новые выставки, масштабное отмечание 130-летия со дня рождения Сергея Павловича в Перми и другие события, естественное продолжение которых – выход настоящей книги.

В книге 29 глав. В них уместились взросление Дягилева в кругу любящей семьи, основание журнала «Мир искусства», жаркие споры художников и искусствоведов, начало деятельности балетного импресарио, капризы балерин и балерунов, великосветские интриги, денежные проблемы, зарубежные путешествия и гастроли, покорение русской и европейской публики, триумфы и провалы, похвалы и разносы критики, общение «запанибрата» с венценосными особами и яркими творческими персонами, череда молодых любовников – выдающихся танцовщиков, «Русские сезоны» – всё то, что позже стали называть «эпохой Дягилева».

Научно-справочный аппарат занимает порядка 80 страниц. В него входят «Круг Дягилева. Краткий словарь имён» (словарь получается отнюдь не кратким), «Основные даты жизни и деятельности С. П. Дягилева» (тоже длинный список, куда внесены и гастроли, и проекты, и заказы новых балетов, и телеграммы: «1924, 27 декабря – смерть в Париже Л. Бакста. Отправляет из Лондона телеграмму с соболезнованиями»), «Избранная библиография» из более чем 170 наименований книг на разных языках и постраничные сноски. В книге ещё приводятся письма членов семьи Дягилевых-Философовых и других лиц из окружения Сергея, цитируются архивные документы, так что опубликованными источниками Брезгин не ограничился. Складывается впечатление, что каждый собственный тезис автор спешит подтвердить каким-либо чужим свидетельством.

Объём прочитанной и усвоенной литературы и работы, проделанной Брезгиным, потрясает. Но что получилось? Оправдали ли себя ставки на выверенность информации и документальность изложения? Об этом можно судить двояко.

Для исследователя, изучающего жизнь и творчество Дягилева, полнота и наукообразность книги полезна. Но, закрадывается крамольная мысль, какие ещё могут быть исследования, когда Брезгин выяснил уже, кажется, всё?.. Читатель же, стремящийся познакомиться с Сергеем Дягилевым как с человеком, может и разочароваться. В поле зрения Брезгина Дягилев всё время не один, а вместе с семьёй и роднёй, «мирискусниками», композиторами, артистами балета… Все они действуют на равных, так что формулировку «Жизнь замечательных людей» впору относить ко всем сразу – Дмитрию Философову, Валентину Серову, Льву Баксту, Вацлаву Нижинскому, Мисе Серт и др. В какой-то мере так и есть.

И всё же центральный герой теряется на пёстром фоне лиц и декораций. О Дягилеве мы узнаем всего две личные черты (если не считать пикантного вопроса ориентации, о которой речь возникает в середине книги как о чём-то само собой разумеющемся, без анализа причин): он был невероятно харизматичен, так, что «Русские балеты» держались исключительно на его личности, и боялся воды, ибо в детстве ему нагадали от неё смерть. Гадание сбылось наполовину: Дягилев умер не от воды, но в городе, стоящем на воде – в Венеции.

«Недосказанное предсказание» – называется первая глава книги, где автор ещё пытается романизировать жизнеописание: ясновидящая мадемуазель Глазенап увидела в огне раннюю смерть Евгении Евреиновой, но оборвала пророчество. Очень скоро автор перестанет прибегать к литературным ухищрениям, и повествование прочно войдёт в русло документальной биографии. А ведь Сергей Дягилев достоин и романа!..




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
90
Опубликовано 03 июн 2019

ВХОД НА САЙТ