facebook  ВКонтакте  twitter
Журнал выходит ежемесячно. Основан в 2018 г.   МОИ ЗАКЛАДКИ
№4 / апрель / 2019 г.
» » Ирина Дудина. РАДОСТНАЯ МУЖСКАЯ СТАЛЬ (ВЛАДИК)

Ирина Дудина. РАДОСТНАЯ МУЖСКАЯ СТАЛЬ (ВЛАДИК)


(фрагменты из романа)
18+


Влад, красивый, с гладко выбритым черепом, сказал мне, сидя на моей заплюзганной кухне: «Ты подумай, согласна ли ты стать моей женой или нет. Крепко подумай. Если скажешь «да» - то это будет  навсегда. Я - собственник. Моя женщина должна быть только моей и ничьей больше… Если ты мне изменишь, я выколю тебе ножом глаза, оба глаза выколю, ты поняла?». Он махнул перед глазами по-особому сжатой рукой, показывая, как это сделает. Я захихикала: «Может, один глаз мне всё ж оставишь, а?». Он сказал: «Неа. Женщине, которая мне изменит, глаза не нужны».
Я подумала, что мне это страшно нравится. Это так концептуально!
Он ушёл, а я взвешивала долго, что ему ответить.
-Я не люблю тебя, Владик, и ты меня не любишь. Мы друг друга почти не знаем. Я видела-то тебя всего три раза. И к чему такие экстремальные обещания?  Желание на монопольное потребление самки в эпоху вичей? Ты просто-напросто так трясёшься за свою жизнь? - сказала я ему, когда он пришёл через день.
-Нет, мне по фигу. Не поэтому.
 -Зачем я нужна тебе? У меня двое детей. Я нищая, старая и страшная. К тому же у меня нет отдельного жилья; скоро приедет моя мамаша с дачи, и всем нам будет труба.
Влад присосался к дырке в банке пива «Охота», ответа я не услышала, вместо него - засасывающие звуки рта.
-Ты свободный мужик и мог бы найти себе помоложе, без детей и с отдельной квартирой. Может быть, даже богатую. Она бы тебя содержала… ты же не фига работать не любишь, тебе хочется писать музыку…
Я смотрела на него вопросительно, мне был непонятен его выбор.
-Ты спрашиваешь, зачем ты мне? Я  вычислил тебя, я просто тебя вычислил. Считай, что это брак по расчёту.
-С обеих сторон, что ли?
«А с моей стороны, на хрен ты мне сдался - нищий алкоголик, без своих квадратных метров, к тому же без российского гражданства. Гражданин мира - ха-ха-ха!». Так подумала я, но вслух не произнесла. Из вежливости.
Он насупил свои абдулаевские брови, гладкий выбритый его череп при этом не наморщился. Мне ужасно захотелось потрогать его лысину. Я протянула руку, трогая его колючий пух, он перехватил меня снизу.
-Не пора ли нам сударыня перейти к совокуплению?
«Вот это темпы! И всё от застенчивости!», - удивилась я.
 

Влад быстро разделся. Он был потрясающим. Бледный, как могильный червь, ужасно худой; на его длинном  скелете почти не было мышц, ручки тооненькие, ножки тооненькие, но всё удивительно мощное. Конструктивизм. Несущая основа человеческого тела без декоративных украшений. Мне его совсем не хотелось. К тому же от него ужасно воняло спиртом, каким-то особым искусственным этиловым спиртом, который добавляют в  пиво. От потрясения его инопланетянской, технократической красотой, я впала в смущение. Я не могла смотреть ему в глаза. Он приказал раздеться. Я знала, что вряд ли порадую его своими материнскими останками. Он не разрешил выключить светильник на прищепке, который свисал с дверцы книжного шкафа, и я великолепно видела, как жадно он смотрел мне в глаза. Я вращала глазами в разные стороны, особенно мне нравилось рассматривать его бритый череп, но только не в глаза. Я умирала от застенчивости. «К совокуплению пригодна», - пробормотал Влад, ощупывая мою белую ляжку.  С потенцией у него всё было в порядке, значит он не наркоман, - поняла я. Но чего надо этому алкоголику от меня, ведь он же водку будет хотеть всё равно сильнее. Унизительно соперничать с бутылкой. Владик трахал меня, и в тощем его желудке булькало одиннадцать баночек пива «Охота», которые он выпил перед приходом ко мне. Когда я засыпала, то услышала его злобный шёпот: «Чёрт, не получил никакого удовольствия». «Я тоже, - думала я во сне. – Какой-то чужой незнакомый  мужик зачем-то влез ко мне в постель, зачем-то трахал меня. Как всё просто! Сказать, что хочешь жениться - и вот уж делай что хошь...  Да, у меня никого нет уже год. Всё внутри меня умерло. Ну и пусть  умирает. Ты, Влад, не тот герой, что способен меня пробудить». Когда я спала, мне показалось, что он блюёт в ванной.


Владик исчез, да и пошёл на хрен. Появился через месяц, страшный, красноглазый, и на ухе у него выросли две гадкие папилломы. Он был похож на породистого бультерьера, на котором есть какие-то врождённые бородавки, говорящие о его собачьем аристократизме.  Он вошёл, покачиваясь, я попыталась его выставить за дверь, но потом подумала: «А чего! Прикольный такой. Я же писательница, а не обывательница. Пусть расскажет что-нибудь. По речам - вполне адекватный, хотя видок у него - ужас!!!».
Влад опять был безумно красив. В ярких синющих джинсах, в красной байковой кофте, белоснежных маленьких кроссовках. За спиной у него был рюкзак, в нём профессиональный строительный инструмент: пилы какие-то, шуруповёрты, свёрла всякие. Лысый череп сиял как солнце, отбрасывая блики на стены. Строитель Сольнесс пришёл к нам!
-Сударыня! Не нужно ли вам что-нибудь распилить? Или шурупы ввернуть?
-Ты откуда такой красивый, и что это у тебя в котомке?
-Меня отстранили от работы по причине моего неправильного состояния. Это возмутительно! Неужели я пьян, скажите, сударыня! Раз я стою на ногах и могу передвигаться, значит, я могу работать. Вот, смотрите!
Влад стал как аист задирать свою огромную ногу в моём маленьком кукольном коридоре, как бы из сказки Незнайка в цветочном городе, мы с сыном с ужасом смотрели, что из этого выйдет… Всё было странно нормально. Влад зажмурил глазки, стоял на одной ноге и довольно точно, без дрожания рук, хватал себя за кончик носа.
-А они говорят - пьян! Да, нетрезв, но это не значит, что не могу приступать к выполнению своих обязанностей.
-Владик, а можешь своей хренотенью всобачить пару шурупов в Митькин секретер, а то он весь расползается?
-Безусловно могу. Легко!
Влад швырнул на пол свой шикарный инструмент, воткнул в сеть провод шуруповёрта, и удивительно точно и метко вонзил своим страшным орудием несколько шурупов куда надо. Потом достал циркулярную пилу и сделал пропил в моей хрущовской стене. Я заорала на него, и он не пропилил стену насквозь. Я залепила щель скотчем, чтобы в ней не могла завестись какая-нибудь жизнь. После проделанной работы он откупорил очередную баночку пива «Охота», хотел сесть на диван, но промахнулся, шлёпнулся задницей на пол, из пивной дырки на пол вытекла вонючая пивная жижа. Я с омерзением смотрела на это большое животное, колеблющееся на моём полу.
К ночи он вышел на улицу и вернулся с двумя огромными пакетами, набитыми какой-то чудовищной жратвой. Влад пошёл за мясом, но мяса в ночных магазинах не было. Он парил на сковороде несколько пакетов замороженных овощей, потом всё это залил кетчупом и съел. «Ага, пожрать любит, значит не совсем конченый алкоголик!», -
подумала я с лёгким воодушевлением.
Мы сидели на кухне, и я опять расспрашивала, чего ему от меня надо.
-Мы с вами, сударыня, старпёры. Мне тридцать девять лет, у меня в бороде полно седых волос.
Я это давно заметила. Когда он не был свежевыбрит, на голове и на бороде у него пробивался жёсткий проволочный  волос, на голове - молодой и сивый, на бороде - с вкраплением белоснежного. 
-Я хочу пожить стабильной бюргерской жизнью. У меня было две жены, сыну моему пятнадцать лет, он живёт в Англии. Я свободный человек, много зарабатываю, но все деньги куда-то чудовищно исчезают. Я хочу на старости лет семью. Сколько вам надо в месяц на проживание?
-Ну, мы втроём живём на 300 баксов.
-Вам хватит 1000 баксов в месяц моей зарплаты?
-О, это великолепно!
-Я так не считаю. За последний год я куда-то потратил 18 тысяч баксов. Сам не знаю на что…
-Пропил,  наверное? - заметила я не без проницательности.
-Такую сумму пропить невозможно. По определению. Это нереально.
Я слушала его бред и тихо его ненавидела. Алкоголик. Урод хвастливый. Самоутверждается сам перед собой, оперируя языком с большими суммами денег.
-Более того, я считаю, что я - бедный. Мне не хватает этих денег.
-Все мои знакомые, почти все, живут на гораздо меньшую зарплату. И мужчины, и женщины. Такая среда, с университетским образованием много не заработать. Как писал Нострадамус в своих «Центуриях», настанут такие времена, когда люди науки и знаний будут жить в нищете и позоре. Вроде как они и настали. А кто имеет 1000 долларов в месяц - то эти люди живут очень неплохо. Имеют машину, дачу, летом ездят в Болгарию или Испанию. На 1000 баксов можно очень неплохо жить. Улучшить жильё, если экономить деньги…
-Я этого не понимаю. Мне одному этого не хватает ни на что…


Постель нас примирила. Владик протрезвел к ночи и был великолепен. Он превратился в буддийскую лодочку, я плавала на ней. Влад поймал какую-то классную программу, свою любимую диджейскую музыку, которую он сам мечтал писать, когда купит хороший компьютер. Про Влада говорили, что он сделал диск, его купили в Израиле, и дальнейшая судьба его неизвестна. Он хотел опять писать мёртвую электронную музыку, в которой убито всё живое. «Побольше, побольше мертвечины; чем более искусственное звучание, тем лучше», - говорил он. Я с ним соглашалась. Под синтетическую музыку ужасно было приятно трахаться. В глаза я ему не могла смотреть. Глаза у него были живые, добрые. Он был ужасно слабый и трусливый, несмотря на свой рост и сумасшедшие поступки. Он был слишком деликатен и осторожен со мной, всё время ждал руководства с моей стороны. Терпеть не могу таких нежных мужиков в постели. Маменькин сыночек…  Он лизал мои грудки, налившиеся от похоти  как дыньки сорта «торпеда», теребил мою попку, мы превратились с ним в круг сансары. Под утро я засыпала, прижавшись к его теплу, и мне было спокойно в эти мгновения. В эти мгновения я не думала, что не хочу жить.


-А что ты Владик, делал раньше?
-Когда?
-Ну, с самого начала?
-В театре работал. Сначала я в театральном учился, на актёра. Но оттуда меня выгнали на 1 курсе за профнепригодность. Я нервный очень. Слабонервный, не подхожу для театра. А потом я осветителем работал. Потом путешествовал по Европе на велосипеде. В Белоруссии границу перешёл в лесу, оказался в Польше, сел на велосипед и несколько лет так и ездил по шоссе.
-А на что ты жил?
-Строил всякое.
-А работу как находил?
-Зайду в бар, разговорюсь с каким-нибудь типусом.
-На каком языке? Ты что, иностранные языки знаешь?
-Да, могу изъясняться. Я же английскую школу заканчивал. Говорю, что строить умею. Во Франции мужику одному сарай для коров построил. В Германии дом ремонтировал. Потом путешествую, пока деньги не кончатся. Во Франции тот мужик меня выгнал. У него в подвале были бочки с вином. Он сказал, что после работы я могу пить, что захочу. Я у него несколько бочек выпил. Он пришёл в ужас и меня прогнал. Он думал, что я по чуть-чуть буду потягивать. Когда заглянул - все бочки пустые, я последнюю допиваю…
-А чего в Россию вернулся?
-А надоело. Потом меня везде полиция ловила как футбольного хулигана. Я на одном матче у них в Европе засветился, попал в базу данных…
Я засыпаю на плече Владика и вижу во сне молодого красавчика, который на велосипеде как птица порхает по Европе. Я завидую Владику. Мне так и не удалось преодолеть силу притяжения родных просторов, так и не удалось ни разу пересечь границы страны. Я не понимаю, почему он такой придурок, почему так быстро прошла молодость, почему он здесь, в комнате на Шпалерной, в этой гробообразной длинной и тонкой с боков комнате, где, если диван разложить, уже по стенке надо к окну продвигаться. Вид из окна у Владика не ахти. Упирается в старинный дом со скромной лепниной, там какие-то чиновники маются за рабочими столами, так что надо всё время окно прикрывать шторой.


На следующий день у Влада на руке был гипс. Он пьяный шёл домой, и во тьме споткнулся об недоложенную плитку на своей улице. Гастарбайтеры всё расковыряли к юбилею, изображая освоение денег, а после июня работы все забросили, всё так и валялось расковыренное. Ночью Влад держал свою лапку на весу. Когда я её нечаянно задевала, он стонал. Ему было больно. Он не вызывал у меня  жалости. Я знаю такую породу людей. Они вечно имеют какие-то травмы. Любят ходить в бинтах. Чтобы их все жалели. Травма - это призыв о помощи и любви. Детская истерия. Ах, маменька, вы на меня не обращаете должного внимания, так вот вам - я умру, покалечусь, буду весь-весь в бинтах, злая маменька! Пронзить жирное маменькино сердце навылет. Почувствовать, что кто-то плачет по тебе и страдает. Дешёвый способ проникнуть в сознание другого.
-У тебя, пожалуй, патологическая связь с матерью. Она тебя затискала до смерти своей любовью. Твоя Мегера Фёдоровна, как ты её зовёшь, тебя, такого лба огромного, обстирывает. Готовит тебе еду, привозит в приятных мисочках, моет посуду. Прислуга. Она тебе показывает, что ты без неё жить не сможешь…
-Нее, всё не так. Я же жил без неё.
-Ну так, а сейчас чего пользуешься её обслугой, чего не имеешь свой суверенный дом? С твоей зарплатой ты мог бы купить себе что-нибудь.
-Стимула нет. Вот поэтому я и хочу жениться. Ты будешь моей невестой, скажи? Да, это мучительно и ужасно – быть моей невестой. Я собственник. Что моё, то никому и никогда уже принадлежать не будет.
-А как же твои первые две жены? А? - ехидно спрашиваю я его.
-Первая – потаскуха и проститутка. Она в Англии, кажется, работает в борделе. Хотя уже вряд ли. Старая уже. А вторая - в тюрьме сидит. Она весила сто килограмм, здоровая была баба. Потом её мой друг подсадил на наркоту. Она, такая огромная, за год превратилась в скелет. Я её встретил и даже не узнал. А потом жадность и наркотики её погубили. Тот мужик умер у неё в ванне от передоза. Она думала, что у него деньги или наркотики в одежде, скрыла факт смерти, пыталась расчленить труп. Ишь чего учинить вздумала… Но это всё под наркотой… Теперь в тюрьме.
Я от омерзения закрываю глаза. Быть подружкой этого типа после жирной стокилограммовой наркоманки. Нет, это уж слишком, это уж слишком… Какая страшная, унизительная жизнь у меня. Какая страшная.


Любимое занятие Владика - дразнить собак и ментов. Как увидит собаку - начинает на неё гавкать, чтобы она изумилась и рехнулась от удивления. Лает Владик на всех подряд собак, независимо от размера и породы. Собаки крепконервные отвечают ему строгим злым лаем. Собаки слабонервные трясутся и писаются, путают свой поводок за ногу хозяина, доходя да жалобного визга и предсмертных судорог от страха, что вот какой-то тощий огромный калека-пёс, двуногое чмо без хвоста, страшные зубы показывает, лает гадко. Ужас!!! Хозяин выходит вперёд и начинает ругать Владика. Владику этого только и надо. Кого-нибудь удивить, вывести из скучной однолинейности жизни. Любит Владик входить в общение и с другими животными. У него было две кошки. Одной, очень пушистой и толстой, он обрил её пушистый хвост до розовой кожи, отчего она стала похожа на смехотворное существо. Второй белой кошке он фломастером подрисовал под глазом фингал.  Мегера Фёдоровна увидела, что что-то с кошкой не то. Влад ей говорит: «Видишь, подралась, фингал ей под глазом поставили!». Мегера Фёдоровна охнула, присмотрелась, потом до неё  дошло, и она отобрала у Влада кошек.
Мой кот Китс сразу понял, что за зверь Владик. Владик стал корчить рожи коту, лаять на него. Китс на него посмотрел презрительно, как на слабоумного чувачка, и на всякий случай спрятался в соседней комнатухе. Только Влад заснул, Китс нассыкал ему под его белоснежные копытники.  В следующий раз Влад поймал Китса и посадил его на антресоль. Китс хладнокровно там уселся и стал смотреть, что этот лысый самец будет делать дальше. Лысый Влад подошёл, стал лаять на Китса, рычать, скалить на него зубы. Китс спокойно на всё это смотрел, тогда Влад стал его палкой подгонять, чтоб Китс, очевидно, полез на потолок от страха. Китс посмотрел прямо в глаза мучителю, холодно так, с человеческим презрением. Потом он как бы прищурился, измеряя на глаз расстояние. Потом он прыгнул. Прыгнул он удивительно. Прыгнул он так, чтобы во время полёта чуть скребнуть Влада по лысине всем четырьмя лапками, а потом приземлиться точно у двери в среднюю комнату и там и скрыться под диваном. Когда Китс прыгал, все мы взвизгнули. Сначала показалось, что Китс метит Владу глаза выдрать, как это любят с обидчиками делать злые коты. Но и Китс и Влад - оба добряки по натуре, так что прыжок был образцово-показательный. Китс как бы сказал: «Ну чего, чувак, шутки шуткуешь? А слабо вот так вот, с такой хирургической точностью, а?». Влад ошалел от мужского поступка Китса. Стал ругаться на Китса.
В третий раз Китс показал Владу фак. Влад стал ещё снизу подавать голос, ещё на первом этаже. Китс сидел на цветочных ящиках, на высоте четвёртого этажа, наблюдал за жизнью воробьиной семьи, дышал летним воздухом. Когда он увидел лысого Влада, который кричал: «Котик Китсик! Я иду к тебе! Я сейчас буду! Хвостик тебе подстригу!», то лицо его выразило высшую степень презрения. Потом Китс повернулся попой к Владу, задрал победоносно хвост и покачал им, как качают рукой, другой эту руку поддерживая, как знак фака. Влад растерялся. «Мне Китс показал фак!»,- сказал он нам. Дети обрадовались и сказали гордо: «Знай нашего Китса! Он ещё и не так может!».







_________________________________________

Об авторе: ИРИНА ДУДИНА

Родилась в Ленинграде, закончила кафедру эстетики философского факультета ЛГУ, член Союза художников и Союза писателей С-Пб. Победитель 1 поэтического слэма С-Петербурга, автор 10 сборников стихов (один из них «Рай и ад» издан билингва в Вене на немецком и русском языке), автор прозы «Пение птиц в положении лёжа», «Предводитель маскаронов», «Нежные и надломленные». Автор сборника эссе «Цветы зла на русской почве» и сборника баек «Богема с Невского проспекта». Роман «Пение птиц…» был номинирован на премию Нацбест и дважды поставлен в театрах С-Петербурга. Стихи изданы во многих антологиях современной поэзии С-Пб. Член секции плаката, «политические коврики» находятся в коллекциях и музеях России и зарубежья ( в Константиновском Дворце, в Финляндии, Германии, Эстонии, в коллекции директора Всемирного института изучения идей чучхе в Токио). Как журналист, сделала сотни статей по культуре и интервью с самыми яркими звёздами артсцены России и зарубежья. Статьи публиковались в журналах «На Невском», «Красный», «Хулиган», «Студенческий меридиан», в газетах «Смена», «Час пик» и т.д. Учредитель и главный редактор журналов «Богемный Петербург» и «БОЛТ». Снималась в кино у режиссёра Константина Селиверстова. Ныне работаю артдиректором Дворца культуры имени Крупской.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
65
Опубликовано 28 апр 2019

ВХОД НА САЙТ