facebook  ВКонтакте  twitter
Журнал выходит ежемесячно. Основан в 2018 г.   МОИ ЗАКЛАДКИ
№6/июнь/2019 г.
» » Иван Шипнигов. СНЕГА И НАРОДЫ

Иван Шипнигов. СНЕГА И НАРОДЫ


(рассказ)

18+

***

А еще купил я зеленый таз и тоже шел с ним сквозь снега и народы. Густы были снега, и плотно шли народы, однако все равно расступались они предо мной в изумлении, ибо нельзя было не изумиться тому, как я нес таз свой: прижав его к бедру, как ходили издревле бабы русские, бившие на реке белье. Но ходили они с лоханями, полными портков и рубах, а я шел налегке. Легок и пуст был таз мой, легка была моя поступь, пуст был мой взор, обращенный в себя. И строг был лик мой.
И роптали народы: отчего же пуст таз его? Может, он по обычаю своему хочет зайти в свой излюбленный мясной магазин, набрать там окороков целых, битой птицы, потрохов верченых, ягненка месячного, поросят молочных, да и сложить в таз свой? Или подставит его под сосцы неиссякаемые, и надоят ему полный таз молока 3,4—6%, и так понесет он домой дары свои, не уронив, не расплескав, не убоявшись покражи?
Но заблуждались народы мои, думая так, как заблуждаются декабрьские снега, думая, что ложатся они навечно, на зиму, до самой весны, которая еще будет ли, нет — не знает никто, даже я сам. Ибо нет в городе моем Праздника Покрова, и нет в доме порядка и благости без таза. И снега сгинут бесследно, и опустеют сосцы, и обратятся в иссушенных старцев молочные поросята.
Лишь народы будут идти плотно и изумленно, и я сквозь них, с ними вместе, и легка будет наша общая поступь, и строг будет лик наш, и пуст будет взор наш, все впитавший, все принявший, все отринувший, чтобы в новом году, когда переломится зима на весну, смогрнуть белые снежинки, черные небеса и восплакать благодарно и неуниженно вместе с первым апрельским дождем. Восплачем, восплачем тогда все вместе, и восплачут вослед нам умирающие снега, изумленные народы и неиссякаемые сосцы 3,4—6% жирности.


***

Уже семь дней и семь ночей я иду сквозь снега и народы, и они расступаются предо мною. Иду я молча, легко и торжественно, не чувствуя ни грусти, ни жалости, ни веселья, ни гнева. И народы отвечают мне тем же, дают мне дорогу, склоняются предо мною благоговейно и неуниженно.
Вчера я купил в хозяйственной лавке ведерко красное и нес его сквозь снега и народы как символ власти богопомазанной, как шапку Мономаха на венчание царское. И народы, завидев мое ведерко, замирали восторженно и любовно: тяжело и красно ведерко твое, но должен ты пройти положенный свой путь с ним, ибо без ведерка нет в доме порядка и благолепия. Но пуще замерли в удивлении народы, когда я с ведерком моим не пошел прямо домой, а зашел в магазин «Мяснов» и набрал там даров для пиршества моего, яств скидочных: крылышек острых куриных, и малых пельменей, и целые окорока бычьи, и баранью тушу, и еще надоили мне молока 3,6—6% жирности из сосцов неиссякаемых. И отринул я пакет, и сложил дары в ведерко свое и так пошед домой, легко и торжественно, не чувствуя ни грусти, ни жалости, ни веселья, ни гнева.
И народы расступались предо мною с трепетом и смирением, и другие народы скидывали снега с крыши на голову мне, а иные метали мне под ноги лопатами соль, как подношение во славу мою. Но не убоюсь я более и не вострепещу ничего. Потому что ныне я знаю цену и лести, и хулы, и восхваления, и поношения, и не стоят они ничего, и не будет тебе от них ни вреда, ни блага, если сам ты внутри наполнен и целен, как наполнен снегами город мой, как исполнены гордости необидной, негрешной народы мои, как  полно было дарами красное ведерко мое.

 
***

Сегодня я шел сквозь снега и народы, и снега мне были по пояс, а народы по грудь. Народы кидали мне под ноги лопатами соль, как зерно новобрачным, как ключи от городов императору французов Наполеону. Ласково обошелся я с народами, принял соль их, даром что без хлеба, как подношение во славу мою. Хлеб я все равно не ем.
И в «Пятерочке» было мне откровение, и растроган я был, увидев, как умягчились сердца народов моих. Набрав даров скидочных, сжимал я их в богатырских своих объятиях и гневно озирался кругом, как древний греческий титан Прометей, ибо в непрестанных заботах о народах позабыл я взять корзинку. И народы пришли на помощь: принесли мне корзинку, и благодарил я их смиренно и не униженно.
И в «Мяснове» опять удивили меня народы. Снова в думах моих позабыл я корзинку и прижимал к могучей своей груди яства по акции, и народы в лице красивой и улыбчивой продавщицы отняли у меня те яства и возложили в корзинку. И улыбнулись еще народы.
И алкал я еще окромя грубой своей крестьянской пищи, которою привык питаться сызмальства, еды девичьей, изысканной, легкой, чтобы дом мой был полная чаша сия, ибо негоже принцессе заморской не венчанной яичницу с беконом вкушать. И смотрел я еду женскую, специальную: малые йогурты, да творожки воздушные, да десерты иноземные, да запеканки фруктовые.
И возжелал я всего, но убоялся страстей своих, ибо сожру я все это сам, пришед домой, лучше потом еще раз зайти. И шел я назад легкими стопами, унося лишь грубую ряженку и крестьянское молоко, ибо сказано: не жри по ночам, и не стяжай лишнего, и укрощай страсти молоком, а плоть смиряй ряженкой. И народы смотрели с любовью вослед мне, и снова кидали, как подношение, соль свою, а иные даже и улыбались.


***

Так я шел сегодня сквозь снега и народы Москвы. Из кафе я унес с собой полпакета малых безешек, рука дрогнула оставить: все белые и среди них одна Розовая, драгоценная. Такую не едят, оставляют на развод. Шел я сквозь снега и народы Москвы в высоких шнурованных ботинках, с продуманной трехдневной щетиной, с удачно седеющей шевелюрой, в чорной майке с принтом целующихся Брежнева и Хоннекера с Берлинской стены — и с пакетиком безешек, любовно перевязанным синей ленточкой. Давно я не чувствовал себя таким брутальным, опасно мужественным.
В метро надо мной захихикали, не удержались две несмышленые девицы. Я подошел к ним, как строгий учитель, отставной военный, к списывающим на экзамене школьницам, и этак махнул пакетиком с безешками, как хлыстом в известного рода взрослых фильмах: чего смеетесь, красны девицы? Али безешек не видали?.. Ничего не сказали красны девицы, млея на мою богатырскую стать, только прыснули пуще прежнего. Ясно: малы еще.
И так шел я от метро к дому сквозь мокрые снега, и народы расступались предо мною изумленно и трогательно, уважая открытую им, постыдную тайную страсть мою: безешки, все белые, и чтобы средь них непременно одна Розовая, на развод. На крыльце мясного магазина металась взад-вперед мокрая, дрожащая крыса. Мы встретились взглядами, и волнение овладело мной: достал я из пакета малую безешку и бросил крысе. Она сразу как-то образумела, встряхнулась, как собака, схватила безешку и юркнула куда-то прямо в стену: нашла, значит, где вход. Не сдохнет поди сегодня.
Народы Москвы, увидев это, еще пуще расступились вокруг меня, бормоча и ропща в удивлении.
Да только зря: простую, белую безешку кинул я крысе!!
Хуй ей на рыло, а не Розовую.


***

Медленно, медленно брел я сегодня сквозь снега и народы Москвы. Гораздо медленнее и величественнее, чем обычно, брел я с пакетиком фарша, но от того покорнее расступались передо мной народы. Зашел я в мясной магазин и окинул взглядом дары его: окорока, и птицу, и колбасы, и тельцов целых, но отринул я дары его, не прельстился на чревоугодие его, презрел грехопадение животное. Ибо возжелал я, как часто это со мной бывает, макарон по-флотски, ибо хорошо они у меня получаются, ибо знаю я секрет их: ничего не жалеть, ни о чем не плакать.
И возалкав макарон по-флотски, решил я купить фарш. А передо мной встали без очереди народы — старушка в платочке. И видя оком Савонаролы сквозь платочек ее все прегрешения ее, тайные ее помыслы, решил я старушку пропустить, а она, увидев, что заняла место мое, начала уступать мне. И так долго препирались мы, как Пересвет и Ослябя, она, маленькая старушка, народы, и я, суровый Савонарола, безжалостный инквизитор, меж окровавленных туш, мясной алой мякоти, костного крошева. И вопрошала она меня, что я хочу обрести, и не утаил я сокровенный помысел мой: фарш. И покинула поле брани старушка, сказав: мои алкания гораздо страшнее и больше твоих, и расступилась она передо мной, как народы.
Никогда еще я так медленно и величественно не брел сквозь снега и хляби, и пакетик фарша трепетал на ветру как знамя мое, как провозвестие. И столь далеко расступились народы, что не встретил я ни одного грешника до самого подъезда, и вся нерастраченная страсть моя вопрошания и обличения обрушится сегодня на фарш и макароны мои.


***

В метро продавали полное собрание сочинений Пушкина в одном подарочном фолианте: золотой обрез, стилизация под рукопись, копии рисунков, книжка страниц на 800. Я поинтересовался ценой: вместо 27 тысяч всего 5! Распродажа! Была секунда, когда я дрогнул и думал купить, на последние. Но вотще, я не куплю. Весь Пушкин у меня в телефоне. Мне можно такую фамильярность: мы родились в один день, и женские ножки я тоже очень люблю.
И не купил я всего Пушкина, а по дороге домой купил я куриных бедер, ибо даже в курице главное бедра, и умею я ласкать бедра женские и запекать с картошкой куриные. И шел я с пакетом бедер сквозь снега и народы Москвы, и народы расступались предо мною уважительно, с удивлением: а и не купил он полное собрание сочинений Пушкина в одном подарочном фолианте, ибо знает он цену вещам и словам, и слово есть вещь, и слово есть дело, и неважно, в какой форме Слово существует: в золотом обрезе ли, в дешевом ли телефоне-андроиде. И Слово было всегда, и Слово есть Мысль, и Смысл, и Бог, и Александрийский столп, и женская ножка в лаковых туфлях с открытым мыском, и все это есть счастье и свет невечерний.
Так, наверное, думали народы Москвы, расступаясь сегодня предо мною, но я за них не ручаюсь: они же как дети малые. Всему учить надо.







_________________________________________

Об авторе: ИВАН ШИПНИГОВ

Родился в Иркутской области 6 июня 1987 года. Окончил филфак МГУ. Публиковал рассказы и повести в разных интернет-изданиях. В 2016 году в издательстве «Рипол классик» вышел сборник «Нефть, метель и другие веселые боги». Сейчас заканчивает вторую книгу — роман о современной жизни.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
202
Опубликовано 01 июн 2019

ВХОД НА САЙТ