facebook  ВКонтакте  twitter
Журнал выходит ежемесячно. Основан в 2018 г.   МОИ ЗАКЛАДКИ
» » Кирилл Ковальджи. ТЕБЕ ПРЕДУГОТОВАННЫЕ СТРОКИ

Кирилл Ковальджи. ТЕБЕ ПРЕДУГОТОВАННЫЕ СТРОКИ





* * *

Что в сердце прозвучало,
когда вокруг темно?
От Господа — начало.
Гадай: к чему оно?

С небес перо уронит,
как молнию в ночи;
завороженно гонит
вперед себя лучи,

сияет, но при этом
неуловима суть...
Конец обратным светом
преображает путь.

От смены светотени
безжалостен итог.
Уборщики на сцене;
вот Бог, а вот порог,

и сердце забывает
свой собственный секрет.
Зачем конец бывает?
К чему обратный свет?..



* * *

Ты в числе моих любимых, –
что мне делать на земле,
если ветер выдувает
из под ног моих тропу,
если молча мерзнут губы,
если ангел на игле, –
отзовись! –
неразглашенье
запечатало строку.
Ты в числе моих любимых,
уменьшается число.
Для меня всё меньше женщин,
я для них – одни глаза.
Поворачивают сутки
в сердце старое сверло,
что пора убрать картины
и повесить образа.
Жизнь умна и многослойна,
умножает этажи
через спальни и подвалы
увлекает на чердак.
Содрогнись – над крышей небо
разрывает рубежи
и как в пропасть низвергает
ни за что и просто так.



* * *

Чтобы тьма стирающей головкой
не прошлась по памяти моей,
записать спешу я под диктовку
оркестровку уникальных дней,-
чтобы кто-то прочитал и понял,
что я жил, любил, а не гостил,
пусть не все анкеты я заполнил,
миллион прохожих не запомнил,
тысячи красавиц упустил.
Душу не затронула морока:
будет ли на небе благодать?
Мало мне отпущенного срока,
только жизнь я начал понимать...



ФОТОГРАФИЯ

Когда-то было – я тебя целую,
Когда-то было – за руки держу,
Когда-то было... А теперь колдую, –
Из мрака негативы вывожу.
Поёт зима... А здесь под красным светом
Твои глаза в меня устремлены.
Вокруг тебя Сокольники и лето,
На платье ситцевом – гроздь бузины...
Не всё ль равно теперь, не всё равно ли,
Кому в глаза глядишь наедине?
Но в эту ночь тебя помимо воли
Я заставляю улыбаться мне.
Не изменяясь – будешь вот такою,
Не изменяя – сколько б лет и зим...
Всё лучшее останется со мною,
Всё прочее достанется другим.



НОВЫЙ ГОД

Невидимый порог,
придуманный, условный,
твержу: не паникуй,
порога просто нет...
Но маята души,
но сердца стук неровный -
запутался в себе,
на свой ступаю след.

Мне жаль себя и вас.
В скафандрах одиночеств
по камерам квартир
в границах государств
дальтоники любви
и пасынки пророчеств
пугаемся врачей,
больные от лекарств.

Когда б душа всерьез
хотела быть счастливой
не стала б, замерев,
глазеть на календарь,
где лишь обратный счет
с обратной перспективой
накликаешь себе,
как отреченье - царь.

Мгновение - твое,
ты в нем богаче Креза,
вселенной равносущ
мирам равновелик.
Бессмертие и смерть
всего лишь антитеза,
клубок противоборств
и таинств маховик.

За окнами судьба,
как города громада,
я ей в глаза смотрю
отсюда, изнутри,
и белыми, как ночь,
шрихами снегопада,-
лучами вместо струн
играют фонари.



* * *

И солнечно, и холодно —
черемуха цветет
в укор тому, кто хлопотно
живет, как серый крот.
Какое небо синее!
А ты седой как лунь.
В черемуховом инее
пронзительный июнь.



* * *

Люби, пока не отозвали
меня. Люби меня, пока
по косточкам не разобрали
и не откомандировали,
как ангела, за облака.
Люби, пока на вечной вилле
не прописали, и Господь
не повелел, чтоб раздвоили
меня на душу и на плоть.
Люби, пока земным созданьем
живу я здесь, недалеко,
пока не стал воспоминаньем,
любить которое легко...



* * *

Почему эта женщина любит охотника,
мотогонщика любит, а та
поклоняется сыну плотника,
омывает ноги Христа?

Цель их гибельных судеб не познана
у креста, у развилки шоссе...
– Чья ты вестница? Кем ты ниспослана?
– Я такая же баба, как все.

Но ловлю я в смертной бессмертное
и люблю потаённую речь.
Вся ты – слово, что небом начертано,
как тебя, постигая, сберечь?

Нет властителя – нет и узника.
Не о том ли поёт ручей?
Ты ничья, потому что ты – музыка!
– Вот мой муж. Не могу быть ничьей...

.........................................................

Худо мне, травы собеседнику
и наследнику немоты, –
не охотнику, не проповеднику,
а угоднику красоты.

Разглядишь ли за музыкой женщину,
на ничейной застряв полосе?
Ты, наверно, не в силах зажечь её...
– Я такой же мужчина, как все.

Только я и бедней, и богаче, –
мне завещаны жизнью всей
дух Петрарки и плоть Боккаччо –
откровения двух друзей.

И навстречу прозренью ли, обмороку
побегу по шоссе, по росе,
и по проволоке, и по облаку
поклоняться нездешней красе...

Я хочу быть, как все... не как все...



ЧИСТЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК 

Несбывшегося не перебороть.
Ещё ты жив, седого снега пленник...
Он был однажды, чистый Понедельник,
Да не судил узнать его Господь.

Есть тайный дух и явленная плоть.
День миновал. Ты музыки изменник.
Ты князем был, теперь ты старый мельник,
Ты ворон, вор, отрезанный ломоть.

Что будет дальше? Музыка без звука,
Пруд без русалки, тетива без лука,
Несбывшегося медленная месть.

И в книге той, где все пути и сроки,
Тебе предуготовленные строки
Зачёркнуты – вовек их не прочесть.



* * *

За этой дверью правда обо мне.
А я спешил. Стучал в другие двери,
где нет вопросов, где живет доверье,
неведенье, подобное весне.

Пока живу, я не сыграю в ящик,
пока пою, та правда не нужна,
пока люблю, вся мудрость в настоящем,
а будущему с прошлым — грош цена.

Но в тишине, в бессоннице — итоги
встают передо мной наедине:
я вижу — дверь, где правда обо мне,
распахнута. Я медлю на пороге.

Все, что не знал — предъявится мне вдруг,
все, что забыл — напомнится... Как воры,
в засаде — сплетники и репортеры,
среди зевак — о, господи! — мой внук.

А где критерий? Слава до потери
стыда? И правда до блохи?..
Я за собой захлопну плотно двери,
из-под нее просуну вам стихи...







_________________________________________

Об авторе: КИРИЛЛ КОВАЛЬДЖИ

Поэт, прозаик, критик, переводчик. Родился в бессарабском селе Ташлык (теперь Одесская область, Украина). В 1940 году в Белгороде-Днестровском окончил среднюю школу и Учительский институт . Печатается с 1947 года. В 1949 году поступил в Литературный институт им. А. М. Горького, (окончил в 1954 году), работал журналистом в Кишиневе. Там же выпустил первый сборник стихотворений "Испытание" (1955 г.), был принят в члены Союза писателей (1956 г). С 1959 года в Москве. Работник аппарата Правлении СП ССР, затем ответственный редактор журнала "Произведения и мнения", зав.отделом и член редколлегии в журналах «Литературное обозрение" , "Юность", главный редактор издательства "Московский рабочий". Член комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ (1995-2001). Гл. редактор журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А». Автор сборников "Лирика"(1956), "Разговор с любимой" (1959),"Человек моего поколения(1961),"Стихи"(1963), "Испытание любви"(1975), "На рассвете" (1958), "Голоса" (1972), "После полудня" (1981),"Кольца годовые" (1982),"Высокий диалог"(1988), "Звенья и зерна" (1989), "Книга лирики" (1993), «Невидимый порог» (1999), «Тебе. До востребования» (2002),.книги прозы и поэзии «Обратный отсчёт» (2003), книги краткостиший «Зёрна» (2005). «Избранное» (2007), «Литературное досье» (2010)..»Дополнительный взнос» (2012), «Моя мозаика, или По следам кентавра» (2013). Автор ряда рассказов, повести "Пять точек на карте" (1965), романа "Лиманские истории" (1970), - его дополненное издание "Свеча на сквозняке" (1996), выдвигалось на соискание Государственной премии России. Лауреат литературной премии Союза писателей Москвы «Венец» (2000). Награжден медалями СССР, Румынии и Молдавии. Заслуженный работник культуры РФ. Стихи и проза переводились на ряд языков, отдельные издания - в Молдавии, Болгарии, Румынии, Польше. Около двух десятилетий руководил поэтической студией, вел творческие семинары в Литературном институте. Секретарь Союза писателей Москвы, член русского Пен-центра. Умер в Москве 10 апреля 2017г.


Фото - Наталья Полякова




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
518
Опубликовано 21 янв 2019

ВХОД НА САЙТ