facebook  ВКонтакте  twitter
Журнал выходит ежемесячно. Основан в 2018 г.   МОИ ЗАКЛАДКИ
» » Ирина Перунова. БЕССОННИЦА ВОДЫ И СОЛНЦА

Ирина Перунова. БЕССОННИЦА ВОДЫ И СОЛНЦА





* * *

Дёрни за верёвочку, девочка,
отверзнется
дверочка ли, дверище,
верь еще, вот-вот…
Обманулась ласточка – грозовая вестница:
«Берегись, окрашено! Не входи, убьёт!»
Кукловод отвяжется,
длинною покажется куцая веревочка,
серая пенька.
Каждому по вере, но
смерти нет, проверено.
Только где откроется –
тайна велика.

 

САНАТОРНО-ЛЕСНАЯ ШКОЛА – 1977 

Парили рыбы-зеленухи над бело-розовыми нами,
клевала на серёжку в ухе любовь в резиновой панаме
и представлялась Колей, Васей
из параллельного отряда –
и отгребала восвояси…
Я этих игр не одобря, да.

Вы извините, Васи, Коли,
а надо жизнь отдать, к примеру,
хоть за Индиру Ганди, что ли!
Джавахарлала, что ли, Неру!
Ведь не до жиру, если в Дели нет у детей чернил, тетрадок…
Вот вы пахали две недели, чтоб выслать милостыню с грядок?!

Зато Лариска с длинной шеей любовь до гроба уважала.
И было ей не до лишений чужих детей. Она кинжала
ждала, скрещённого с кинжалом
за взор её.
И душу Зорро
в сопливом прозревала малом,
как шпагу в рейке от забора.

И Геленджик на самом деле дарил ей мелкие авансы:
глазами вжик – и две дуэли! С героем танцы-обжимансы.
Своё мороженое Ларе несли все возрасты покорно.
И я бывала при наваре: черешни горсть или попкорна.

Но речь-то собственно о вере. И вы не смейтесь, богословы!
В сырой Платоновской пещере
вы были кто?
Мы были совы.
Совята все в стране Советов ловили тени, что за гранью.
Пусть утверждает, кто не в теме,
что тень отброшена геранью.

До вашей новой старой эры кружили в облацех совята
и голос был нам:
– Пионэры! –
и тьмой земля была объята,
– Вы будьте, милые, готовы!
К чему, мы выяснили позже.
Распались скрепы и покровы,
большая жизнь ушла на розжиг
иной – вобравшей по крупице
и то и это, тех и этих…
И шансы пересотвориться явились всем, кто жил на свете.

Лариске с шеей лебедицы, её любовям и любвишкам,
вожатым с криками: «Тупицы!», индийским фильмам и детишкам,
Индире Ганди или Неру, и мне, и рыбам-зеленухам –
живым когда-либо не в меру,
земля кому, короче, пухом.

Герань на тумбе прикроватной в пронумерованном горшочке,
однажды мы к тебе обратно по морю синему пешочком
под ручку с Кравченко Лариской
придём сказать: Никто не умер!
И ты, герань,
не будь редиской,
не стёр же Бог с тебя твой «нумер»!

 

ПОДРУЖКИ

– Пускай он даст мне апельсин!
Спроси. Не надо вслух.
Ты говоришь, Отец и Сын,
и кто там третий? Дух.
Неужто им втроём слабо…
Ну, хорошо – един!
Допустим, он и вправду Бог,
а где мой апельсин?

Она поверила бы нам,
но Ты тогда не смог…
Я подарила ей банан
от нас двоих, мой Бог.
Кружили в радуге стрижи,
дышалось про запас.
На что ей цитрусы, скажи?
Просить, так ананас!

 

MADELENEA LOLITA 

Такая бабочка над ним
крылатый размыкала нимб,
как поцелуй Христа в чело –
такое небо в ней цвело,
что мальчик выгнулся до дна
своих зрачков, и дно двойное
его вело, куда вольно ей.
Мелькнёт – и снова не видна.

Он видел рай. Я вижу ад.
В музее выставленных в ряд
четыре тыщи экземпляров
павлиноглазых фей, икаров…
Сачок-рампетка под стеклом.
Ты им как вид была открыта,
нимфетка, бабочка lolita,
и поздно сожалеть о том.

Лес препарирующих игл
омыт лучами детских игр.
Пыльца на пальцах – кровь почти,
но в старце мальчика почти.
Средь радуг мёртвого эскорта
вне зоны действия сети
прости, прости его, прости – 
смахни с лица морщины чёрта!



 ПАМЯТИ НИКИ ТУРБИНОЙ


Значит, астма стихами лечится?
Значит, лечится – если лётчица 
любит речи полёт с младенчества,
вот такое Её Высочество!
Раскачавшись на табуреточке … 
Никаких табу для отечества: 
– Почитай стихи, – шепчут девочке – 
знаком качества обеспечатся!

Ах, как строчки сердечко трогали.
Ах, как предали. В лужу – с трона-то!
Всё гадала семья: От Бога ли?
Дочь годами – принцессой тронутой
по планете слонялась начерно,
костыли ей – заместо посоха.
Столько неба в стихи закачано,
что в груди не осталось воздуха.

Взять бы мамке стишки, да из дому
вспять повытолкать 
в бездну полночи:
Ну, написаны вы. 
Ну, изданы.
Кто вернёт мне ребёнка, сволочи!

 

* * *

Как будто мечется лиса
в созвездии Большого пса
и звёзды яростные мечет
всё ярче, мельче.
И я люблю ее, как буд-
то отменяет самосуд
моё люблю,
и я лису
спасу.

 

* * *

1

Смешному клоуну Луны
цветные сны давно не снятся,
его глаза оперены
мечтою:
он хотел бы сняться
в кино копеечном немом
о грустном клоуне земном.

2

Отцветших звёзд десятки тысяч
в его ладонь лучами тычась,
сюжет диктуют, догорая:
Я не такая, я другая!
Пиши!
И он выводит: Да,
жила-была одна звезда…
И письмецо кладёт в бутыль
и отпускает по орбите
кружить несбывшуюся быль –
на русском, чешском, на иврите,
малайском, хинди или урду…

Он исцеляет кукол вуду.
Зелёнкой ставит запятую:
Сейчас, любимая, подую.
Не тот тебе приснился сон,
но он, поверь, уже внесён
в реестр видений запрещённых
для всех страданием крещённых.
Тряпичный, детонька, живот
до свадьбы штопкой заживёт!
И будет ночь, и будет день,
ты платье новое надень.



* * *

Тише дыхания спящих ежей,
тише снежинки с неба
рушатся здания в сто этажей,
тише, малышка Бэба.

Тише, чем землю бодает бамбук
в роще Индокитая,
выпавшей тише иголки из рук,
тише и проще, Хая.

Хруста сверчковой воды в черепке,
окуня беглой тени
в схваченной льдами сестрице-реке,
чем поцелуй олений,

чем тополиного птенчика пух
в лунной дрожит соломе –
плачет, где хочет, Божественный Дух,
тише, нежней, Наоми.

Ныне на Сына Господнего в дом
Отчий пришла похоронка.
Но возглашает Воскресший: Шалом! –
голосом хлада тонка.



* * *

И эти — наспех — веретёнца
свивают в рыжие пучки
бессонницу воды и солнца,
и снова бабочки зрачки
то к волосам прильнут попутно,
то на плечо моё слетят —
следят? — не знаю, как зовут, но
до чего знакомый взгляд!







_________________________________________

Об авторе: ИРИНА ПЕРУНОВА

Поэт, педагог. Родилась в 1966 году в Воркуте в семье актеров местного драмтеатра. Окончила Литинститут. Работала  в детском православном приюте под Москвой, в Центре анимационного творчества в Ярославле, где сейчас и проживает. Стихи публиковались в «Новом мире», «Октябре», «Знамени», «Дне и ночи», «Воздухе»,  «Кольце А», «Плавучем мосте», в различных сборниках и антологиях. Книги стихов:  «Коробок», изд-во Воймега,  «Белый шарик», изд-во Русский Гулливер.




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
357
Опубликовано 26 фев 2019

ВХОД НА САЙТ